Кофейное эссе: Блог Станислава Германцева

23 ноября 2014, 06:03 8911
9 комментариев
Вечером пил кофе и запечатлел свой поток сознания.

Эликсир творчества. Делаю первый глоток – и меня уносит на корабле воображения, укачивает на волнах фантазий. Причудливые ассоциации всплывают из глубины разума.

Каффа – кофейное сердце Эфиопии. Образы, словно  камешки на чётках, следуют один за другим. Предки Пушкина рождены в этих краях. Должно быть, этот напиток был неотъемлемым спутником их долгих странствий по бескрайним землям Абиссинии. Передавшись по наследству, любовь к кофе даровалась и литературным героям Пушкина. И вот уже Онегин «…свой кофе выпивал, Плохой журнал перебирая», заряжаясь бодрящей горечью.

Магия кофейных зёрен – не поддаётся описанию. Человечество разделяется на любителей кофе и прочих. Тест Ахматовой предполагал два типа людей: «чай, собака, Пастернак» и «кофе, кошка, Мандельштам». В зависимости от предпочтения гостя она судила о его характере. Причудлива градация человека!  Я бы оказался посередине, добавив ещё один штрих в эту безупречно-личную систему: кофе, Пастернак, шиншилла. Да и сам Борис Леонидович своей смуглостью, сухопарым обликом напоминает  зёрна, обжаренные «по-венски».

Когда я по утрам колдую над зёрнами, дробя их в старой кофемолке, марку которoй уже и не помнит никто, мне невольно приходит на ум Гоголь: «…фамилия его утрачена». Когда высыпаешь кофейный порошок в турку, нос делается отдельным от меня и впитывает терпкие парЫ над закипающим варевом.

«Магия кофейных зёрен – не поддаётся описанию. »

Французская литература, откушав утреннюю порцию кофе, отправилась из бесчисленных кофеен Парижа на promenade по планете. Кофейня Les Deux Magots – приют «проклятых» поэтов: Верлен, Рембо, Малларме… Кафе La Closerie des Lilas навсегда принадлежит Хемингуэю, ибо здесь он написал «Фиесту», а так же остальной американской братии: Генри Миллеру и Фицжеральду…

На фото: Карен Эланд делает кофейные копии картин известных во всем мире художников и добавляет к ним один важный штрих – чашечку кофе.

 

Кофе – противостоит хаосу. Мир Туве Янссон раскрывает в полной мере эту грань. Первое, что делают обитатели Муми-дома после наводнения («Опасное лето») - пьют кофе. Падает ли комета, или Морра по близости ходит, грядут ли катастрофы, дымящийся кофейник на плите -  символ спокойствия и уюта.

Дегтярная крепость кофе может не только взбодрить мозг, придать сил, подстегнуть воображение. Пейте кофе с миндалём только из тех рук, коим полностью доверяете. Ибо, по роковому совпадению природы и коварному замыслу отравителей, цианистый калий имеет аромат горького миндаля. Сколько несчастных персонажей мировой литературы было погружено в вечный сон с помощью этого благородного отвара…

Семейство Буэндиа, где ни кто не способен на любовь, превращают питьё кофе в ритуал, повторяемый с механическим постоянством все «сто лет одиночества». За чашку, как за спасательный круг, цепляются в переломные моменты жизни обитатели Макондо, но и в ней не находят спасения. Зачастую, кофе остывает, не принося облегчения никому.

Я не люблю поэзию Бродского. Но разделяю его страсть к кофе. По свидетельству очевидцев, он заваривал кофе в кастрюльке, и целый день прихлёбывал своё варево. Случайным стечением обстоятельств на работе моей кофе варят подобным же образом.

Мне далеко до кофемании Бальзака и Вольтера. 50 чашек кофе в день для меня – недостижимый идеал. «Если кофе яд, то исключительно медленно действующий, поскольку сам я умираю от него более полувека». Я соглашусь с Вольтером и желаю, благодаря кофе, дожить до преклонных лет. 

Следуя высказыванию Свифта, «Кофе делает нас жёстче, скептичнее и настраивает на философский лад», годам к 70 я стану циничным, брюзжащим и занудным стариком. Если кофе раньше этого срока не победит меня.

Гюстав Флобер, мастер короткой и ёмкой фразы, сказал: «Вкус кофе прекрасен, но непонятен. Его нужно научиться понимать и любить, только при этом условии можно с упоением наслаждаться им в полной мере». На мой взгляд, ни кто не сказал точнее.

Истинный напиток писателя – это кофе. При желании и необходимости, если  закончились чернила, можно обмакнуть перо в маленькую чашечку тонкого фарфора с арабикой, робустой или с более экзотичным сортом… Капли кофе на рукописи придают бумаге старый вид.

Кофе отменяет  время, что необходимо для творчества.

 P.S.

Поздней ночью, когда моя бессонница выводит меня прогуляться, я представляю небо огромной перевёрнутой кофейной чашкой, с лёгкой пенкой Млечного Пути.

Читатели комментируют

9 Станислав Германцев  24 ноября 2014, 17:50

Анна, честно говоря, скорее всего не нравится его манера чтения. Я его читал, некоторые стихи наизусть знаю... Но чтобы "любовь" или "нравятся" стихи" сказать не могу. Для меня они слишком рассудочны что ли... Более ближе Цветаева. Или, был такой поэт Леонид Губанов.

8 Анна   24 ноября 2014, 17:25

Вот спасибо, вот порадовал! А можно спросить, почему поэзия Бродского не нравится? Может еще раз попробовать?

7 Станислав Германцев  24 ноября 2014, 15:36

Читатель, да. Читал это. По части кофе я с ним во многом согласен...

6 Читатель   24 ноября 2014, 11:57

Вы, Станислав, вспомнили тут о Бродском. Я тоже читал где-то, что он был кофеманом. Он говорил, что если проснувшись утром не выпить кофе с сигаретой, то зачем тогда просыпаться.

5 Екатерина Козина  24 ноября 2014, 09:26

Сегодня мне очень понравилось то, что ты написал! Душевно и вкусно :))))

Посмотреть все 9 комментариев



Написать комментарий   Некорректный логин или пароль
Ваше имя: