Игра в ассоциации.: Блог Станислава Германцева

18 января 2015, 13:32 7807
1 комментарий
Скромное эссе о латиноамериканской литературе.

…даже тогда, стоя на форштевне пузатого галеона, Дон Кихот не в силах был выдумать Новый материк, который, по обрывочным сведениям, затаился в просторах океана, по ту сторону горизонта. Вся сила его безупречного безумия не смогла бы вместить изобильные образы новых персонажей, отцом которых, спустя несколько веков, он станет.

В корабельном брюхе плескалось вино и протухшая вода; бочки солонины и связки чеснока источали смердящие ароматы, который доносился до самого мостика. У штурвала располагался Санчо Панса. Он иногда щупал себе пульс и точно знал, что у него хватит здоровья, чтобы стать губернатором, править королевствами и островами. А если упадёт в карман золотишко – это будет приятно и всегда к месту.

На фото: "Открытие Америки" Сальвадор Дали.

«Магия реальности – это прекрасно. Особенно, когда в мире царит шизофрения.»

Прагматичный  Санчо первым обзавёлся потомством в Новом свете. Его главный ребёнок - метис - это миф об Эльдорадо. Его воспитателем стал Педро Симон - францисканский монах, который переместил из устного фольклора в книжную литературу этого сорванца и вывел его в свет.

 Сынишка оказался ладно скроенным, умным и непоседливым. О нём много и часто говорили, многие пытались его отыскать по самым глухим закоулкам континента, но он постоянно ускользал, как вода сквозь пальцы. Спустя время его имя стало нарицательным. Десятки литературных произведений во всех концах планеты украсили свои страницы его именем и мнимой биографией.

     Хитроумный идальго ждал много дольше, чтобы своими отпрысками заявить о себе миру. В разных странах американского континента начали звучать их голоса. Прежде была Аргентина. Библиотекарь Хорхе, считавший зрение досадной помехой к гениальности, сочинил Вавилонскую библиотеку, в которой есть абсолютно всё (даже толкование ненаписанных книг в переводе на языки будущего). Его лаконичные прозаические фантазии – несколько отстранённы, немного академичны, изящны в стиле. Даже в фантазиях должен быть порядок – библиотекарское кредо. Я его, в чём-то, понимаю.

Затерянная меж двух океанов и двух материков Гватемала стала родиной Астуриаса. Индейские сказания и европейская жанровость породили жизнеспособную химеру: удивительно живучую и притягательную. Есть искус перечитывать его реальность.  Или же попробовать поупражняться в написании своего мира.

Дети Дон Кихота любили играть. В классики. Или же прихотливо перетасовывать книжные главы. "Я не умею говорить о счастье, но это не значит, что у меня его не было". С этими словами своего сын, Хулио Кортасара Рыцарь печального образа согласился бы полностью. Фантазия - это игра без правил, в поддавки с самим собой. И, как знать, какую модель для сборки магической реальности из унылых будней твой мозг предпочтт на этот раз?

 

Однажды мексиканец,  Хуан Рульфо,  отправился-таки на поиски своего отца. Путевые дневники странствий  озаглавленные «Педро Парамо». Результат поиска – это мир мертвецов и призраков, обитающих город Комала , которые перешёптываются о минувшем между собой и пересказывают его живому страннику.

Маркес выразил одну из ипостасей своего отца, Дон Кихота – одиночество. Одиночества много не бывает. Им невозможно насытится впрок. Оно может поглотить  всех и каждого  Буэндина в мире, самый крохотный Макондо, зажатый меж двумя полюсами планеты. Мы сейчас живём в эпоху осени патриарха, а что нас ждёт завтра..?

 

Магия реальности – это прекрасно. Особенно, когда в мире царит шизофрения.

 

P.S.

Есть писатели, которые пытаются выдать себя за одного из сыновей донкихотской традиции. Паоло Коэльо – один из них: коммерчески успешный подражатель, абсолютно вторичен, без свежей ноты в соцветье латиноамериканской литературы.

Но, быть может, это моё личное заблуждение, в котором я уверен.

Читатели комментируют

1 Наталья   19 января 2015, 23:52

О, да! Насчет Коэльо совершенно согласна! Все настолько вторично и надуманно!

Написать комментарий   Некорректный логин или пароль
Ваше имя: