Почему жители Камчатки не идут работать в полицию?

13 апреля 2017, 11:18 7744
Начальник краевого УМВД Александр Сидоренко рассказал Кам 24 об оргпреступности, зарплатах в полиции, «таблетке правды», банке «Камчатка», блатных номерах, успехах, неудачах и о многом другом.

Трудности с комплектацией

- Александр Иванович, полицейские на Камчатке не всегда оперативно приезжают на вызовы. Они объясняют это недостатком кадров. Насколько укомплектованы сегодня краевые подразделения МВД?

- Судите сами, поэтапные сокращения с 2010 года составили почти 40 % штатной численности аттестованного состава. Но и при этом некомплект на данный момент превышает 10 %.Такого в истории органов внутренних дел Камчатки никогда не было. Получается, что от «стартового» 2010 года, начала реформы, задачи выполняем с 50 % личного состава. Преступность при этом не снижается. А с учетом криминализации нарушений, связанных с повторным управлением транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, даже возросла в 2016 году на 2,3 %. Регистрация же в дежурных частях различных сообщений и вывозов выросла значительно. Например, в управлении МВД по Петропавловску за два последних года более чем на 30 %. Поэтому, когда полицейские говорят о недостатке кадров, они не лукавят. Но мы стараемся и кадровые проблемы решать, и выполнять задачи теми силами, какими располагаем. Например, совместными приказами с Росгвардией созданы группы быстрого реагирования, которые помогут дежурной части обслуживать вызовы.

- С чем связан недокомплект? Люди не хотят работать в полиции или у вас такие требования, что соответствуют им немногие?

- И требования высокие, и нагрузка большая. Жители Камчатки это понимают. Местное население к нам вообще не идет в последнее время. Комплектуемся в основном за счет действующих сотрудников из других субъектов России, которых интересуют и льготное исчисление выслуги лет, и северные надбавки. Желающих было бы больше при наличии служебного жилья. Такой способ комплектования не удовлетворяет наши потребности: увольняем 60 сотрудников, принимаем 30. И подобная тенденция пока сохраняется.

- Сколько на Камчатке полицейских?

- Больше двух тысяч.

- Есть мнение, что полицейские у нас не всегда чувствуют себя защищенными. Закон жестко ограничивает их в применении спецсредств и табельного оружия. Актуальна ли, на ваш взгляд, эта проблема?

- Может и актуальна. Но и то, что происходит, например, в США, нам тоже не понятно.

- Это когда стреляют в афроамериканцев?

- Да. Вот стоит человек у машины, то ли повернулся, то ли штаны поправил – и его расстреляли. У нас за это однозначно сотрудник будет наказан. Впрочем, в стрессовой ситуации, когда нужно выхватить пистолет, вряд ли кто-то успевает вспомнить положения закона о применении оружия. Бывают случаи, когда надо стрелять, а полицейский не стреляет. Когда есть доли секунды на принятие решения, оценить ситуацию очень тяжело. Ну а если применил оружие, даже при наличии оснований, это и психотравмирующая ситуация и обязательная служебная проверка. Я тем не менее не считаю, что мы не защищены. У нас возбуждается до 30 уголовных дел в год за применение насилия в отношении полицейских. И до 10-15 дел – за оскорбление наших сотрудников.

- В финансовом плане полицейские хорошо обеспечены?

- Зарплату нам не повышали с января 2012 года. Это, возможно, одна из причин возникших трудностей с комплектацией.

- Сколько сегодня зарабатывают в полиции?

- Сержант – от 35 до 65 тысяч рублей в месяц; лейтенант – от 55 до 90 тысяч; майор – от 60 до 110 тысяч, полковник – до 135 тысяч, в зависимости от должности и выслуги.

Таблетка правды

- Современные технологии помогают раскрывать преступления?

- Чего-то принципиально нового, на мой взгляд, не придумано. Есть, например, такой метод – дактилоскопия. Он известен давно. Но раньше, чтобы снять отпечатки пальцев, надо было мазать руки краской, а сейчас появились сканеры. Методы, в принципе, остались прежние, а техника совершенствуется. На Камчатке, допустим, скоро появится лаборатория ДНК – возможно, в течение двух лет. Ну а пока мы проводим экспертизы в других регионах.

- Существует ли так называемая «таблетка правды», проглотив которую человек откровенно отвечает на любые вопросы?

- Я слышал о таких таблетках от знакомых, когда еще работал в Сыктывкаре. Но это все на уровне слухов. В реальности с подобными препаратами я никогда не сталкивался. И не знаю, существуют ли они. Этот вопрос, скорее, надо адресовать спецслужбам.

- Почему так тяжело раскрываются преступления «телефонных мошенников»? Известно, что своим жертвам они часто звонят из колоний. Неужели сложно найти преступника внутри исправительного учреждения?

- Сегодня тенденция меняется. Все больше звонков идет с воли. Часто преступления совершают люди, которые раньше не были судимы. Раскрывать их трудно, потому что мошенники меняют сим-карты, электронные адреса, находятся в других городах. Тем не менее в прошлом году мы раскрыли более тридцати таких преступлений. И в этом году уже более трех десятков. Только в Новосибирск направили больше десяти раскрытых дел. Там женщина продавала собачек – шпицев. Люди из разных регионов ей платили, а взамен ничего не получали. В настоящее время наш начальник управления уголовного розыска находится в командировке в другом субъекте, где по нашей информации, задержаны три молодые женщины, которые «разводили» граждан по всей стране. У них изъяли десятки телефонов и сотни сим-карт. С их слов, на Камчатку они осуществили более 30 «успешных» звонков.

- Вы как-то говорили, что есть преступления, раскрытие которых является для полиции делом чести. Можете их назвать?

- Сегодня это разбои в филиалах банков на Камчатке. Это нераскрытые убийства. В 2014 году, например, в съемной квартире было найдено тело 20-летней девушки-инвалида с множеством ножевых ранений. Преступник пока не найден. Но мы работаем.

- Какие операции камчатской полиции за последние годы вы считаете самыми успешными?

- Мы сумели задержать несколько организованных групп, которые занимались браконьерством и контрабандой кречетов. Раньше подобные дела никогда не направлялись в суд, а сейчас идут туда ежегодно. В прошлом году удалось изобличить группировку, более десяти человек, которая продавала наркотики. Им вменили статью 210 уголовного кодекса – организация преступного сообщества. Такого на Камчатке прежде никогда не было. Подобное дело – гордость любого сыщика.

- А дело маньяка Тушинского?

- Его я не могу назвать достижением. На моем прежнем месте работы удалось вычислить маньяка после второго убийства, задержали его в момент приготовления к третьему – и доказали это приготовление. Тогда еще можно было говорить об успехе. А здесь – пять убийств. Определенные ошибки были допущены при организации раскрытия. Хорошо, конечно, что пресекли серию. Но опять же – через очередную кровь. Хвастаться здесь особо нечем.

- Еще одно громкое дело, которым занималась полиция, – банкротство банка «Камчатка». Банкира Петрова доставили на полуостров под конвоем аж с Кипра. Однако привлечь его к ответственности не удалось, перед ним извинились и отпустили…

- Мне некорректно это комментировать. Следствие приняло решение, прокуратура с ним согласилась. Мы же со своей стороны сделали все, что от нас зависело – объявили подозреваемого в международный розыск, арестовали, доставили. А дальше, когда следователи, что называется, разложили на столе документы, стало понятно: состава преступления нет.

- Вы можете назвать это неудачей полицейского следствия?

- Я думаю, что до возбуждения уголовного дела надо было оценить ситуацию. Что касается следствия, то я не могу комментировать процессуальные решения и не имею права на них влиять.

Один умер, остальных изолировали

- Много ли преступлений совершают на Камчатке трудовые мигранты?

- Каждый год они стабильно вносят в общую копилку противоправных деяний немногим более одного процента. В основном это кражи и грабежи. Поступают сигналы о телесных повреждениях, в том числе и в их драках между собой. В прошлом году зафиксирован один факт изнасилования. Он раскрыт. В отношении мигрантов тоже совершают преступления – это около двух процентов в общей массе. Можно сказать, что остро проблема не стоит, но ситуация требует постоянного контроля.

- Вам, конечно, известны такие прозвища и имена: Шатен, Усман, Миша Жид, Ёрш. У многих жителей Камчатки эти люди ассоциируются с организованной преступностью…

- Один из них умер, остальных мы изолировали за конкретные преступления.

- За какие?

- В основном, за наркотики и вымогательство.

- Чем сегодня занимается организованная преступность?

- Воров в законе на Камчатке нет. Оргпреступности, которая влияла бы на органы власти, контролировала крупные финансовые потоки – тоже. Есть группы, которые занимаются браконьерством, торговлей наркотиками. Мы их выявляем, но они, как правило, даже не имеют выхода на преступных авторитетов из сообщества «Общак», о которых вы говорили. Этого объединения, кстати, сейчас официально не существует.

- За счет чего тогда живут преступные авторитеты?

- Если честно, я даже не знаю, за счет чего они живут. Может, имеют выходы на каких-то предпринимателей? Кто-то им, вероятно, помогает. Но, думаю, они не голодают. В колониях сейчас хорошо кормят. Ну а что касается дополнительной пайки, убежден, что и она у них есть.

- Некоторые авторитеты 90-х сегодня сидят не в тюрьмах, а в офисах, в чиновничьих и депутатских кабинетах. Как вы к этому относитесь?

- Без комментариев.

- Тема «блатных» автомобильных номеров, которые встречаются, как правило, на дорогих машинах, поднималась уже неоднократно. Но эту проблему, похоже, так и не решили. А ведь это признак коррупции?

- В определенном смысле, да. Года три назад мы установили рулетку, которая автоматически распределяет номера. Я запретил загружать в нее «ровные» госзнаки. Через какое-то время начальник ГИБДД доложил мне, что такие номера стали накапливаться, и нас за это накажут при первой же проверке. Теперь мы снова периодически загружаем их в рулетку. Но здесь есть и другой нюанс – водители нашли способ переоформлять машины ради «ровных» номеров.

- Вы считаете, что ГИБДД к этому отношения не имеет?

- Мне хочется в это верить. Но я не исключаю обратного. Поэтому пару недель назад отделу собственной безопасности была поставлена задача взять этот вопрос на контроль.

- Какая у вас машина?

- «Тойота Камри». Ей 10 лет, она находится в Сыктывкаре.

- Какой на ней номер?

- 017.

- Полицейским сейчас запрещено выезжать за границу. А когда было разрешено, вы во многих странах успели побывать?

- Когда родители были живы, всегда ездил к ним в Белоруссию. Один раз жена вытащила меня в Египет. И один раз с Камчатки по обмену опытом ездил в командировку в Китай. Все. Ну и еще был в Абхазии. Съездил туда с разрешения министра на один день из Сочи, где отдыхал. Сейчас мечтаю побывать в Крыму.

- А на Камчатке как проводите свободное время?

- Гуляю в центре города, иногда выезжаю к вулканам и на океан. Ну и пару раз в месяц хожу в спортзал и баню.

- Вас назначили начальником управления на Камчатке в 2011 году. Вы тогда говорили, что видите свою задачу в том, чтобы оправдать доверие, которое вам оказали в МВД России. Как считаете, оправдали?

- Я работаю седьмой год. По результатам последних четырех лет отмечен руководством МВД. Главная задача в период продолжающейся реформы – сохранить показатели основных направлений оперативно-служебной деятельности, она выполнена. Коренным образом изменилась ситуация в учетно-регистрационной дисциплине. Думаю, что доверие руководства МВД России оправдал. Хотя недостатки и нерешенные вопросы тоже имеются. Мы над ними работаем.

Вопросы задавал Владимир Хитров

Справка

Александр Сидоренко родился 30 сентября 1962 года в деревне Лыкинка Мстиславского района Могилевской области Белоруссии. Срочную службу проходил в ракетных войсках на западной Украине. Службу в органах внутренних дел начал в 1983 году. В январе 2011 года назначен на должность начальника управления МВД России по Камчатскому краю. Генерал-майор полиции. Женат, двое детей.

Подписывайтесь на новости Камчатки от Кам 24 в Telegram. Самые важные новости - до трех раз в день на ваш смартфон.

Написал Земляк (аноним) | 18 апреля 2017 г, 16:24

только стоило дать интервью, так сколько чистой воды полилось. а и в правду, от людских глаз ничего не скроешь. давно всем известно, кто не платит тот не работает

Написал Тезка (аноним) | 14 апреля 2017 г, 13:55

А на шестом заслуженный участковый держит авторемонт. Только тихо, ни слова Сидоренке - данью обложит!

Написал Политический (аноним) | 14 апреля 2017 г, 13:53

Я тоже не знаю руководителя банка, который держит камчатский "общак" и даже принципиально не хожу на его рынок на шестой километр. Так что, полицейские у нас хорошие, только им платят мало. А то, что они иногда хватают граждан ни за что, орудуют на выборах в поддержку единоросской банды - Сидоренко просто не знает. Блудливый лгун. Гнать в шею.

Написал (аноним) | 14 апреля 2017 г, 13:41

когда я хотел устроится вы там носом ворочили со своим цпд. а теперь мне и даром это не нужно. передавайте своим цпдшникам, что они олени и система их не работает, что подтверждается практикой.

Написал Виктор (аноним) | 13 апреля 2017 г, 20:51

Сидоренко самый качественный начальник полиции на Камчатке за последние лет 20. Я знаю о чем говорю. Полиция конечно не идеально работает. Но людей там реально не хватает.

Все комментарии (20)
Оставить свой комментарий   Некорректный логин или пароль
Аноним Ваше имя: Пароль: Зарегистрироваться Просьба воздерживаться от нецензурной лексики, как открытой, так и завуалированной. Содержащие её сообщения, в соответствии с законодательством РФ, будут удаляться.