Камчатский минтай едет в Израиль

05 июня 2019, 16:38 1291

Все больше рынков и стран покоряет продукция рыбаков Камчатки. Добралась она и до Земли обетованной. Путь ей сюда указал наш бывший земляк, а ныне гражданин Израиля Евгений Мардерфельд.

Когда-то Евгений Мардерфельд считался на Дальнем Востоке «рыбным олигархом», но повторил судьбу некоторых своих коллег по «олигархическому цеху». Бизнес у него отняли, а сам он оказался за решеткой. Впоследствии был реабилитирован, получил от государства компенсацию за незаконное уголовное преследование, но вернуть бизнес ему не удалось.

Три года назад он уехал в Израиль, где занялся коммерцией. Фирма «Океан-Израиль», которую Мардерфельд создал вместе с компаньонами, импортирует рыбные и морские продукты с Камчатки. О своем проекте он рассказал газете «Рыбак Камчатки».

– Евгений Борисович, есть ли в Израиле рыбная отрасль в привычном для нас, дальневосточников, понимании?

– Если говорить о промысле водных биоресурсов, то эта отрасль в Израиле представлена в основном прибрежным рыболовством. Суденышки меньше российских МРСов добывают в прибрежных районах рыбу, краба, креветку. Этот улов поступает на рынки, в рестораны. При этом у Израиля есть своя 200-мильная зона в Средиземном море, которая пока недостаточно изучена на предмет рыбных запасов и ждет своего часа.

В Израиле есть рыбоперерабатывающие предприятия, но они работают в большой степени с импортным сырьем: солят, коптят, вялят. По поводу консервного производства сказать ничего не могу, лично я израильских рыбных консервов в продаже не встречал.

Здесь очень развит торговый флот. Для его обслуживания создана отличная береговая инженерно-техническая база, которую можно использовать и для рыболовных судов. Рядом – Африка, рыбные ресурсы которой осваивают рыбаки из разных стран. На бункеровку и ремонт их флот уходит в Европу и дальше. А почему не прибегнуть к услугам израильских доков, которые намного ближе? Думаю, это вопрос времени.

В Израиле хорошо налажено рыборазведение. Рыбные хозяйства представлены кибуцами, семейными компаниями, фермами. Здесь выращивают тиляпию, карпов, осетров и другую рыбу. Израильский опыт создания рыборазводных предприятий считается передовым, используется во многих странах.

– Насколько рыба популярна у израильтян?

– В среднем житель Израиля потребляет около 10 кг рыбы и морепродуктов в год. Если взять отдельно русскоязычных израильтян, то в силу традиций и привычки они съедают больше: в пределах 15–18 кг. В общих цифрах страна потребляет порядка 90 тысяч тонн водных биоресурсов в год. Из них 15 тысяч – это поставки израильских рыбных хозяйств, две тысячи тонн добывают местные рыбаки, остальное – импорт.

– Какие «америки» вы открыли для себя, когда изучали местный рыбный рынок?

– В первую очередь меня удивило большое количество глазури в продукции. Ветеринарная служба Израиля следит за качеством товаров очень щепетильно, но почему-то позволяет торговать «снегом». От продавца только требуется указывать на упаковке объем глазури. Но я как потребитель столкнулся с тем, что эти цифры могут быть занижены. Порой глазурь занимает до 50 процентов в весе продукции.

– Из каких уголков бывшего СССР поступают рыбные и морские продукты на израильский рынок?

– Если брать Россию, то сюда везут рыбу из Калининграда, из Северного бассейна, из Приморья (например, консервы «Доброфлота»). Здесь можно купить консервы с икрой минтая «Санта Бремор» из Беларуси, кильку с Украины, шпроты из стран Балтики.

– Вы были первыми, кто привез товар с Камчатки?

– Нет, здесь мы не пионеры. Но мы первые, кто поставил это дело на регулярную основу. Наша компания была зарегистрирована в 2017 году. Много времени ушло на изучение рынка, на организацию логистики. Пробный контейнер с продукцией прибыл в Израиль в 2018-м. Всего с прошлого года мы привезли три контейнера по 20 тонн. Продавали примерно по пять тонн ежемесячно. Стремимся к тому, чтобы продавать по контейнеру в месяц, а потом – и больше.

– Каким путем идут контейнеры?

– Из Владивостока партия продукции поступает в Далянь, затем следует Южным морским путем в Египет, а оттуда – в израильский город-порт Ашдод.

– А начать этот путь из Владивостока по железной дороге не дешевле?

– Нет. Услуги по перевозке дешевле там, где потоки контейнеров более интенсивны. В этом плане Далянь выигрывает.

– Какую продукцию вы представили в Израиле?

– Филе минтая, филе кальмара, горбушу, кету, олюторскую сельдь.

– Что пользуется наибольшим спросом?

– Прежде чем начать поставки, мы провели маркетинговые исследования. Они показали, что в Израиле спросом пользуется такая белая рыба, как мерлуза и тиляпия. У этого товара есть свои минусы. Мерлуза дает резкий запах, если ее жарить. А тиляпии, которую поставляет местная аквакультура, присущи недостатки любой искусственно выращенной рыбы. Мы решили предложить потребителю в качестве альтернативы дальневосточное филе минтая и остановили выбор на филе Океанрыбфлота. У него высокое качество, хорошая упаковка, никаких химических наполнителей и слоя ледяной глазури. Именно эту продукцию мы продвигали на рынке в первую очередь, и она стала самым продаваемым товаром в нашей линейке.

– Израильский покупатель сразу раскрыл ее преимущества?

– Когда предлагаешь людям новый товар, нужно провести рекламную кампанию, раскачать рынок. Это требует времени. Многие выходцы из России приехали в Израиль в 1990-е. Они запомнили минтая как «рыбу для кошек». В те годы производственная схема на российском промысле была иной, рыба долго передерживалась на воздухе, ожидая переработки, перемораживалась. Поэтому ее качество оставляло желать лучшего. Сегодня на российский флот пришли новые технологии. Рыба из трала сразу поступает в переработку, нет двойной – тройной перевалки сырца. Это надо было объяснить потенциальным покупателям. Наши старания оправдались.

– Ваш главный потребитель – русскоязычный израильтянин?

– Да, мы работаем со всеми магазинами «русской розницы». Чтобы зайти в другие сегменты рынка, надо решить ряд вопросов, в том числе с упаковкой (на ней должны быть надписи на иврите и английском языке). Мы этим занимаемся.

– Перед нашим разговором я заглянул на ближайший рыбный рынок. Филе минтая Океанрыбфлота продается здесь по 170 рублей за килограмм, филе кальмара того же производителя – по 400 рублей. А по каким ценам вы продаете ту же продукцию в Израиле? Доступна ли она среднему покупателю?

– Если перевести израильские шекели в рубли, то филе минтая продается по 500–650 рублей за килограмм, филе кальмара – примерно за 1 200 рублей. Но простое сопоставление цен вам ни о чем не скажет. Здесь надо заодно сравнивать стандарты жизни, средние зарплаты и расходы.

В Израиле прожиточный минимум – 5 тысяч шекелей (около 100 тысяч рублей), пособие по старости – 3 600 шекелей (примерно 80 тысяч рублей). При этом все достаточно дорого и налоги высокие.

– А какую рентабельность вы закладываете в упомянутые вами цены? Какая наценка у магазинов?

– Мы работаем с 20-процентной рентабельностью. Если сделаем больше, не втиснемся на рынок. Розничная сеть делает наценку 35–40 процентов к цене. А НДС здесь 17 процентов.

Местные магазины стремятся к дешевизне. Когда мы впервые предложили им филе минтая, то столкнулись с отказами. Нам говорили, что рыба очень дорогая, ее не купят. Но в итоге было продано около 20 тонн этого продукта. Его попробовали как минимум десять тысяч израильтян, оценив разницу между качественным минтаем и продуктом, переполненным водой.

– Из каких стран в Израиль поставляется лосось?

– Из Норвегии, Чили, немного – из Китая. Это искусственно выращенная рыба. Настоящий дикий лосось (горбуша) поступает с Аляски. При этом аляскинская горбуша дешевле норвежской и чилийской семги. Далеко не все в Израиле знают преимущества дикой рыбы над искусственно выращенной. Здесь требуется информационная кампания. Для нас это важно, поскольку мы планируем продвигать на местном рынке кету, горбушу и кижуч с Камчатки.

– В иудаизме есть определенные требования к еде, что определяется термином кашрут, или кошерность. Это сказывается на торговле водными биоресурсами?

– Многие израильтяне питаются согласно этим канонам. Многие израильские магазины требуют соответствия продукции кашруту. Кошерные водные биоресурсы должны иметь чешую и плавники. В этот разряд попадают, к примеру, минтай, лосось и его икра. А осетр, черная икра, кальмар, креветка, осьминог – нет. Но это не значит, что их продажа запрещена. Есть и некошерные магазины.

Так, мы поставляем в Израиль филе кальмара от Океанрыбфлота. Он некошерный, но у него здесь есть свой покупатель.

– Тяжело ли вести в Израиле бизнес? Есть ли здесь административные барьеры, давление со стороны силовых структур?

– Здесь есть свои сложности. В Израиле дорогая рабочая сила, дорогая логистика внутри страны, высокие затраты на транспорт, ощутимая налоговая нагрузка. Но административных барьеров точно нет.

За три года моей жизни в Израиле я с полицией общался только один раз – при получении паспорта. Я никогда не сталкивался с ситуацией, когда представители государственных структур предлагают «крышу», требуют «откат», угрожают создать сложности на ровном месте и парализовать бизнес. Любое предписание государственного ведомства в адрес частной компании должно быть обосновано на сто процентов, иначе компания подаст встречный иск к чиновникам и выиграет.

Я верю в то дело, которое мы начали в Израиле. Мы планируем увеличить не только объемы продажи, но и линейку продукции. Привезем навагу, дальневосточную мойву, кижуча, нерку, корюшку, креветку. У нас большие планы. Надеюсь, им ничто не помешает.

Кирилл Маренин, «Рыбак Камчатки»

Подписывайтесь на новости Камчатки в Telegram. Самые важные новости - весь день на ваш смартфон.

Написал Кук (аноним) | 6 июня 2019 г, 00:34

Иванов, напиши про губера правду, хорошавин в тюрьме, а нашего кто крышует? Иванов напиши.


Оставить свой комментарий   Некорректный логин или пароль
Аноним Ваше имя: Пароль: Зарегистрироваться Просьба воздерживаться от нецензурной лексики, как открытой, так и завуалированной. Содержащие её сообщения, в соответствии с законодательством РФ, будут удаляться.