«Экономика не превыше экологии» – откуда в водоемы Камчатки льется цветная вода: ИА «Кам 24»

«Экономика не превыше экологии» – откуда в водоемы Камчатки льется цветная вода

20 октября 2021, 16:06 3333

Эколог Татьяна Михайлова рассказала газете «Камчатский край», почему цветет и не замерзает Халактырское озеро, что не так с проектом «Три вулкана» и какую ошибку совершил губернатор Бирюков.

- Татьяна Робертовна, на днях по обращению жителей микрорайона Долиновка вы совместно с руководителем инспекции экологического надзора края выезжали в район реки Халактырки. Что там происходит?

- Изначально люди пожаловались на разрушенный мост. Ранее там были воинские части, из Долиновки в Заозерку ходили танки, а потом по мосту ездили автомобили. Такой путь – всего 2 км, а в объезд – 16. И вот мост обрушился. Люди лишились большого подспорья, разрушенное сооружение представляло угрозу, а кроме того, провалившийся мост начал перегораживать реку. В сентябре мы выезжали туда со специалистами КамчатНИРО, сделали замеры воды на мутность, на Ph, на температуру и бентос. Пробы брали в трех точках. И оказалось, что ПДК везде зашкаливает за свои значения. Особенно неприятно удивило то, что река у истоков, то есть на выходе из Халактырского озера, еще более загрязненная, чем далее по течению.

Проблема с мостом в Долиновке – не единственная. На протяжении трех лет мы писали в водоканал, в прокуратуру, в Росприроднадзор о сбросе хозбытовых отходов из жилых домов прямо на рельеф. Стоит жуткая вонь, а ниже ручья из нечистот находятся дачи. Чтобы канализация не попадала на участки, дачники были вынуждены сделать отводную канаву, которую прорыли прямо до речки Халактырки. А оттуда нечистоты попадают непосредственно в океан.

Краевое министерство ЖКХ заявляло, что в этом году построит для этих сливов модульные очистные сооружения, но пока никакого движения. Мы сделали запрос об этом, но ответа не получили.

- Кто сбрасывает нечистоты в Халактырское озеро?

- Основные источники загрязнения – коммунально-бытовые сточные воды, поступающие из выпусков ЖСК «Халактырка»; воды р. Кирпичной, загрязненной коммунально-бытовыми и ливневыми городскими стоками, а также технологические воды ТЭЦ-2. Все вместе это привело к потеплению воды в озере. Ранее оно покрывалось льдом, замерзало зимой. Теперь в нем квакают лягушки, зимуют лебеди, потому что оно не замерзает, а летом оно начинает цвести. Цветение – показатель загрязнения озера. Эта еще одна «озерная» проблема наряду с Култучным озером, требующая внимания и срочных мер по очистке стоков, поступающих в водоем.

- То есть сливай – не хочу все, кто решит там устроить свой бизнес?

- По закону все пользователи обязаны получать решение на право пользования водным объектом, проводить очистку сточных вод, сбрасываемых в объекты. Но по факту этого практически никто не делает. Видимо, это очень дорого. Пример – Култучное озеро. В процессе исследования ливневой канализации администрация города находила врезы в систему и от жителей, и от хозяйствующих субъектов.

Еще в 2019 году суд предписал городу найти все неучтенные стоки в Култучное озеро – и ливненые, и хозбытовые – и поставить их на баланс. Это большая дорогостоящая процедура. Тем не менее после долгих раскачиваний и скандалов городу пришлось этим заняться.

Сколько всего стоков – предстоит посчитать городу. Сведения о многих утеряны, нужно поднимать документы, будет долгая кропотливая работа. Так станет понятен объем нечистот, которые сливаются в озеро, а конечная задача – прекратить неочищенный слив. Как пример, в марте этого года обнаружился хозбытовой сток от здания фельдъегерской службы, про который мало кто знал. Выпал снег, а кто-то решил провести очистку системы, и полилась «цветная вода».

- Несмотря на возмущение общественности, по так называемой экотропе малой Култучки продолжают курсировать грузовики, деревья вырублены. К чему это приведет?

- Уже привело. С уничтожением лесного массива оказалась порушенной экосистема озера. Иметь в центре города такой красивый уникальный природный объект и не суметь его оценить и сохранить – это наша боль, и это показатель отношения к горожанам и природе. Не может не радовать, что руководство края декларирует экологический подход в экономическом развитии региона. Но, общаясь с управленцами разного уровня и представителями бизнеса, я вижу, что еще долгое время мы будем уходить от модели, когда сохранение экосистем и природных объектов считается тормозом для экономического развития.

- В чем тогда роль государственных природоохранных структур?

- Без преувеличения скажу, что Росприроднадзор очень активно работает, имея весьма невысокое финансирование. Работа у сотрудников ведомства сложная, учитывая колоссальный объем накопленного ущерба. Управление государственного экологического надзора министерства природных ресурсов края тоже выполняет свои задачи и взаимодействует с общественностью, мы вместе выезжаем на рейды.

- Что лично вас связывает с экологической темой?

- В 1999 году я стала членом региональной общественной организации «Камчатская лига независимых экспертов». Она задумывалась как организация, которая бы взращивала общественников-профессионалов, экспертов, имеющих свое мнение и высказывающих его компетентно. В 2007 году я возглавила лигу. Ранее, с 2003 года, когда на Камчатке началось развитие горнорудной отрасли, пришлось углубиться в непростую тему: мы старались четко понять, что может принести нашему краю горнорудная промышленность. Именно тогда на Камчатке началось строительство ГОКов. Наши ученые включились в процесс обсуждения планов золотодобычи еще в 1990-х годах, когда стало понятно, что помимо рыбы здесь будут добывать и полезные ископаемые. Мы отстаивали Западно-Камчатский шельф от добычи нефти, в качестве альтернативы предлагали проводить нефте- и газоразведку с соблюдением наивысших природоохранных требований.

- Лига независимых экспертов выступала и против строительства газопровода.

- Да, и на это были веские причины. Еще на стадии обсуждения строительства наши ученые говорили, что выбран был не самый лучший вариант прохождения трассы газопровода. Но административное решение было принято, а жизнь показала, что ученые и общественность были правы. Газопровод пересек около 50 процентов нерестилищ западного побережья Камчатки. Оценить масштаб ущерба – задача рыбохозяйственной науки. И в целом представьте, сколько народных денег было потрачено на строительство, на газификацию только для того, чтобы через 10 лет убедиться, что газа больше практически нет. Наши ученые, выступая против строительства газопровода, настаивали, что запасов хватит на 10, максимум на 15 лет. Грустно и смешно сейчас смотреть старые газеты, в которых камчатцам обещали светлое будущее при дешевом топливе. Кстати, в 2008 году бывший губернатор Камчатки Владимир Бирюков признал свою ошибку, имея в виду выбор в пользу строительства газопровода, но было уже поздно.

- Что касается золотодобычи, она приносит Камчатке больше пользы или вреда?

- Этот вид деятельности у нас развивался очень сложно, рубить сплеча мешал широкий общественный резонанс. Зеленый свет включился в 2010 году со смягчением природоохранного законодательства, что совпало с приходом губернатора Владимира Илюхина. Сразу началось негативное воздействие на водные объекты, наши лососевые нерестовые реки. Точечно это подтверждается решениями суда. В частности, Агинский ГОК по иску прокуратуры заплатил около 3,5 миллиона рублей за причиненный ущерб.

Важно понять, что теперь это уже серьезные действующие промышленные объекты. Останавливать их не входит в планы экологической общественности. Мы добиваемся, чтобы внедрялись лучшие природоохранные технологии, строились очистные сооружения.

Еще один непростой вопрос – присвоение класса отходов. Почти все отходы на предприятиях горнорудной промышленности относятся к пятому классу, то есть считаются самыми безопасными в соответствии с федеральным классификационным каталогом отходов. Для сравнения – отходы сельского хозяйства относятся к третьему и четвертому классам опасности. Соответственно, размер платы за негативное воздействие на окружающую среду у золотодобытчиков в разы ниже, чем у аграриев. Но такое решение принято на государственном уровне...

- Летом 2020 года ОНФ на Камчатке инициировал мораторий по добыче рассыпного золота. В чем опасность этого промысла?

- Этот производственный процесс неизбежно разрушает реки. Грунт перекапывается, неочищенные воды сливаются в реки, а ведь лосось идет на нерест только в чистую, прозрачную воду, рыбе нужна галька, чтобы отложить икру. А, к примеру, в ручье Каменистом в Северных Коряках галька практически забетонирована осадком в результате золотодобычи. Более того, в прошлом году рассматривалась угроза попадания взвесей из ручья Каменистового в Авачинский водозабор. Таких небольших месторождений у нас много.

На севере Камчатки артели старателей потихоньку работали издавна, в южной части рассыпное золото тоже добывалось, его месторождения были открыты еще до 1970-х годов. Но в 1970-х годах добычу рассыпного золота в центральной и южной частях Камчатки запретили именно для того, чтобы сберечь нерестовые реки. Летом 2020 года добывать рассыпное золото хотели начать на реке Быстрой, ход разработки территории сняли туристы. И надо отдать должное нашему сообществу туроператоров, они объединились в своих усилиях, а ОНФ предложил объявить мораторий. Эту инициативу поддержал губернатор Владимир Солодов, за что я ему очень признательна. Недавно, в сентябре этого года, министр природных ресурсов РФ Александр Козлов заявил, что на Камчатке этот мораторий действует. Речь идет только о приостановке выдачи новых лицензий, и пока это режим ручного управления. На Камчатке действует несколько десятков лицензий на добычу рассыпного золота, и если все их владельцы выйдут работать, потери для наших рек будут невосполнимыми. К счастью, на реке Быстрой работы пока не возобновляются.

- Туризм наверняка тоже добавляет «колорита» в экологические проблемы региона.

- Да, многое здесь нужно отрегулировать. Союз гидов Камчатки взялся за сохранение памятника природы «Горный массив Вачкажец» от массового проезда на машинах. В сентябре прошлого года мы прошлись до озера Тахколоч и пришли к общему мнению, что проезд до озера нужно закрыть. Дорога, а в этом случае и не дорога, а технологический проезд для лесников, в некоторых местах раскатан до 70 метров в ширину. А пеший маршрут до озера протяженностью не более 3,5 км – комфортный, проходит через лес, где покой и тишина. Эту инициативу активно поддержало и подключилось агентство лесного хозяйства края. В этом сезоне проезд по дороге перекрыли. Ведется разъяснительная работа, почему нельзя ездить. Но есть у нас еще Ганальские Востряки, Голубые озера, посещение которых пока неконтролируемое и нерегулируемое, а это приводит к потере природной красоты и ценности.

- Каково ваше отношение к проекту парка «Три вулкана»?

- На мой взгляд, проект непонятен не только с экологической, но и с экономической точки зрения. Нас, жителей края, волнует, что получит регион от реализации проекта, масштаб которого поистине глобален. Тут и курорт с гостиницами и апарт-отелями на тысячу номеров, и горнолыжный комплекс на вулкане Вилючинском, и морской терминал в бухте Вилючинской, и геопарк, и глэмпинги. Изначально цифра посещаемости – 700 тысяч человек в год, сейчас она сократилась. Но комплексной экологической оценки будущих объектов на территории никто не делал. В результате эта история вышла на международный уровень из-за трех процентов территории Южно-Камчатского природного парка, включенного во Всемирный список природного наследия ЮНЕСКО – прибрежного участка бухты Вилючинской, который исключают из состава парка. Она неглубокая, очень живописная и уютная. В этом году бухту открыли для себя художники, ездили туда рисовать. А в планах – строительство пристани для захода круизных лайнеров, соответственно, углубительные работы. Но самое главное – бухта цунамиопасная. Может оказаться, что придется делать заградительные шлюзы. С эстетической точки зрения вся красота бухты будет утеряна.

- В бухте Бечевинской строится терминал по перевалке сжиженного газа. Оценен ли потенциальный ущерб экологии?

- По этому объекту прошла экологическая экспертиза, проведены общественные слушания. С одной стороны, терминал загнали на самые задворки, эту территорию отдали военные. После длительного пребывания Минобороны хуже, как может показаться на первый взгляд, уже не будет. Но там предстоит более активное судоходство плюс развитие активной круизной деятельности. При этом никто не делал комплексную экологическую оценку воздействия на морские экосистемы Авачинской губы и Авачинского залива всех этих видов деятельности. А ведь мы уже получили «красные приливы». Важно понимать, что природа этого явления не только в изменении климата, но и в антропогенном воздействии. Взаимодействие суши и моря очень тесное, поэтому здоровье морской экосистемы будет влиять на прибрежную.

- ОНФ долгие годы борется с безответственными владельцами производства рыбной муки. Почему вонь от туковарок до сих пор не победили?

- Есть положительные примеры. Предприятие «Экорезерв» в районе ТЭЦ-2 при производстве муки использует очистные сооружения для воздуха. Это результат работы с предприятием на протяжении нескольких лет. А есть Новоавачинское сельское поселение на 19 километре, жители которого годами страдают от жуткого смрада. Представьте: жаркое лето, прекрасный пейзаж, вид на бухту и повсеместно – вонь от туковарок. А еще там же выкачивают септик и сливают его в ручей, впадающий в Авачинскую губу.

- То есть производители рыбной муки безнаказанно нарушают санитарные нормы?

- Проблема в несовершенстве законодательства, в которое уперлась вся наша работа. Этих дурнопахнущих веществ, по которым устанавливаются ПДК, нет ни в перечне, ни в новом СанПиН. Эту проблему мы не оставляем, будем заниматься ею во взаимодействии с государственными структурами.

- С учетом всех имеющихся проблем – как скоро Камчатка шагнет в светлое будущее, описанное на Российском экологическом форуме?

- Важно, что предпринимателей не уговаривали, а поставили перед фактом, что жить теперь придется совсем иначе, что экономика ничуть не превыше экологии. Даже если бизнес и часть представителей власти на Камчатке так не считают, им придется мыслить и действовать по-новому. До предпринимателей донесли главную мысль: прибыль придется направлять на сохранение природы, обновлять технологии. Именно так теперь будет строиться государственная политика. Конечная цель – построить экономику замкнутого цикла. А насколько Камчатка к этому готова… Путь к светлому будущему нам пока преграждают горы нечистот в виде накопленного экологического вреда, эти завалы нужно разгребать. Этот процесс начался в регионе: ликвидация Козельского полигона, очистка Авачинской губы от затонувших кораблей, программа экомониторинга морских акваторий, мораторий на добычу рассыпного золота... Будет трудно, но другого пути нет, а за нас никто это не сделает.

Беседовала Мария Шупеник

Справка

Татьяна Михайлова – эксперт по вопросам экологии регионального штаба ОНФ в Камчатском крае, сотрудник лаборатории эколого-экономических исследований Камчатского филиала Тихоокеанского института географии ДВО РАН.

Подписывайтесь на новости Камчатки в Telegram. Самые важные новости - весь день на ваш смартфон.

КОММЕНТАРИИ

Страна 3его мира (аноним) | 22 октября 2021 г, 15:48

Неделю назад был на Халатырском озере.Куча дохлых рыб и птиц на берегу и так весь берег усыпан.В Загнивающей Европе и Америке за такое уже бы чиновники понесли наказание в виде 50 лет заключения в ИК.У нас же как у страны 3 мира это норма.

Туз печальный (аноним) | 22 октября 2021 г, 10:06

Короче, слов много, а что в результате? В Култучку как сливали, так и сливают и постановка на какой-то там баланс слив не прекратит, то есть проблема не решится. ГОКи как засерали реки и все вокруг, так и засерают. То есть результат деятельности просто нулевой. Никого не прикрыли, превращение Камчатки в вонючую пустыню прет семимильными шагами. Им же главное куш содрать, а после них хоть потоп из серной кислоты

пздц (аноним) | 21 октября 2021 г, 23:09

Эта безумная тётка всех терроризирует, работает лаборантом, никаких ученых степеней нет. Когда-то отметилась в Кроноцком заповеднике, откуда её выгнали. Какой она нax эксперт в экологии?

Мимо крокодил (аноним) | 21 октября 2021 г, 13:41

При чём тут экономика, если местные жители всё загадили?

Житель (аноним) | 21 октября 2021 г, 09:52

Молодец Татьяна Робертовна!

Все комментарии (6)

Оставить свой комментарий   Некорректный логин или пароль
Аноним Ваше имя: Пароль: Зарегистрироваться Удаляются сообщения с вульгарной/обсценной лексикой в любом виде, переходы на личности, умышленное искажение имён и фамилий. В своих комментариях не нарушайте законодательство России, не призывайте к экстремизму и другим наказуемым деяниям.