Гибель «Дальнего Востока» (некоторые размышления после трагедии): ИА «Кам 24»

Гибель «Дальнего Востока» (некоторые размышления после трагедии)

02 апреля 2015, 22:58 6290

Сегодня в 150 милях от западного побережья Камчатки произошло самое крупное в регионе по числу погибших кораблекрушение многих последних лет. В числе спасённых не досчитались 69 человек.

Четыре года назад гибель примерно в том же районе камчатского краболова «Аметист» стала одной из последних капель, перевесивших шаткое положение губернатора Алексея Кузьмицкого.

Вспомним эту трагедию. Когда 11 февраля 2011 года краболов затонул в Охотском море, аварийный буй на нём не сработал. Единственным свидетельством того, что случилась беда, послужила остановка работы технического средства контроля (ТСК) судна. Эти средства ставятся на промысловые суда, чтобы контролировать их работу во время путины. На берегу никто тогда тревогу не поднял, и сообщение о возможной аварии судна поступило в Камчатский морской спасательный подцентр только на следующие сутки, когда почти не оставалось шансов кого-то спасти.

История получила резонанс. Молодой губернатор вскоре лишился должности и уехал в Москву; 23 моряка лишились жизни и нашли свою могилу на дне Охотского моря.

Были ли сделаны с тех пор какие-то выводы? Если судить по оперативной реакции на сегодняшнюю беду с БАТМом «Дальний Восток» спасателей и органов власти, выходит, что сделаны. Уже через несколько часов после гибели траулера на месте трагедии было сначала 11, потом 26 (!) судов, активно включившихся в спасательную операцию. Живыми удалось поднять из воды почти половину экипажа.

Но откуда в точке с координатами 56 градусов 49 минут нордовой широты, 150 градусов 41 минута остовой долготы оказалось так много судов? Долго гадать не нужно: это район интенсивного промысла, «пароходов» здесь почти всегда полно. А сколько у Камчатки специализированных спасательных судов? Одно-единственное. Не своё даже, а прикомандированное на время зимней путины из Владивостока. Последнее обстоятельство в принципе не так важно. Но одно. Имя ему «Справедливый».

Как рассказали мне сегодня в Камчатском морском спасательном подцентре, базируется «Справедливый» на портпункт Усть-Хайрюзово. Кстати, обратите внимание на терминологию – именно «подцентр», а не «центр». От этого остаётся ощущение какой-то ущербности, как в случае с известным подотделом очистки в «Собачьем сердце». Никаких спасательных средств у подотдела нет, он только координирует спасение.

Ещё спасение координирует целое министерство спецпрограмм и по делам казачества правительства Камчатского края. Это странное министерство как-то незаметно «выросло» из скромного отдела мобилизационной работы прежних времён.Теперь это именно министерство, с министерскими зарплатами, министерским штатом сотрудников… Но оно только координирует.

Координировало сегодня и краевое управление МЧС. С борта вертолёта Ми-8, летавшего к месту поисковых работ за 600 километров. Вдумайтесь в эту цифру: за 600 километров! А ещё им приходилось мотаться на дозаправку… в Магадан. Это ещё на 300 километров. Трудно ожидать эффективности от такой работы. Если бы не промысловые суда, оказавшиеся в районе бедствия, никто бы никого не спас. Никто и никого! Лежали бы на дне все моряки «Дальнего Востока» – все до единого. Средств спасения на море у Камчатки нет.

Нет у Камчатки и так называемых «портов убежища» на всём её западном побережье. Ни одного! Когда я позвонил сегодня утром в администрацию Соболевского района, там долго не могли понять, чего я от них хочу, рассказывая о гибели какого-то БАТМа в Охотском море. Нет у них в районе не только судов, готовых выйти на помощь терпящим бедствие морякам, но даже и оборудованных причалов, способных принять спасённых. Есть береговые рыбозаводы, но они пока законсервированы. И так дальше по всему побережью, до самого севера. Пустыня, тундра, камни… Помощи ждать неоткуда. Есть небольшие портпункты на юге, в Октябрьском и Озерновском, но там судам с большой осадкой не пройти. Они ничего не решают. Ближайший порт – Петропавловска-Камчатский, но чтобы до него дойти, нужно огибать Камчатку. Чему же тогда удивляться, что спасённых моряков с сахалинского траулера увозят сразу на Сахалин.

Но слава Богу, что при всём при том для половины экипажа всё худшее позади. Скамья подсудимых могла ожидать капитана, Александра Притоцкого, но он, если в чём-то и виноват, уже заплатил за всё по самому высокому счёту. Среди спасённых капитана не оказалось.

Кто и в чём виноват в этой трагедии, разбираются следователи. Это их обязанность. Но у средств массовой информации никто пока не отнимал права выдвинуть свои версии случившегося.

О возможных причинах трагедии «Дальнего Востока» речь пойдёт на нашем сайте завтра. Свои версии, основанные на выводах экспертов высоко уровня, у «Кам 24» есть.

Александр КРЫШТАЛЬ.

Новости Камчатки в WhatsApp - постоянно в течение дня. Подписывайтесь одним нажатием!


Оставить свой комментарий   Некорректный логин или пароль
Аноним Ваше имя: Пароль: Зарегистрироваться Удаляются сообщения с вульгарной/обсценной лексикой в любом виде, переходы на личности, умышленное искажение имён и фамилий. В своих комментариях не нарушайте законодательство России, не призывайте к экстремизму и другим наказуемым деяниям.