Ирония судьи. Неизвестные ранее подробности дела Князева

05 мая 2016, 17:49 5472
ИА «Кам 24» публикует неизвестные ранее подробности громкого уголовного дела. Факты говорят о том, что судьи, вероятно, опять ошиблись: посадили невиновного, а убийцу оставили на свободе.

Чуть больше месяца назад в Петропавловске-Камчатском завершился уникальный судебный процесс. Бывшего шиномонтажника Константина Князева во второй раз признали виновным в убийствах, которые он, вероятно, не совершал. Когда судья зачитывал приговор, на 40-летнего подсудимого было больно смотреть – у него тряслись руки и губы, а в глазах стояли слезы.

О судьбе человека, по которой проехался каток российского правосудия, информагентство «Кам 24» уже сообщало. Однако события последних недель дополнили криминальный сюжет свежими фактами. Они указывают на то, что в колонии строгого режима на Камчатке уже больше 15 лет держат невиновного, в то время как реальный убийца разгуливает на свободе. И подобное положение дел, похоже, вполне устраивает местных правоохранителей.

Новые обстоятельства

Началась эта история в декабре 2000 года. Тогда в круглосуточном павильоне «Мишка» в Петропавловске-Камчатском были обнаружены трупы охранника и продавщицы. Людей убили выстрелами из ружья в голову. О дерзком преступлении говорил весь город. В милиции пообещали бросить на его раскрытие лучшие силы. Вскоре стало известно, что по подозрению в разбойном нападении задержаны четверо маргиналов: Константин Князев, Алексей Богачев, Сергей Борисов и Виктор Мишин. Первоначально все они подписали чистосердечные признания. А затем так же дружно от них отказались. Других улик в деле не было. Судья, тем не менее, вынес обвинительный приговор. Все четверо получили длительные сроки. Богачев, Борисов и Мишин их уже отсидели. Князев до сих пор находится за решеткой. Ему как исполнителю, непосредственно нажимавшему на курок, объявили самое суровое наказание – 22 года колонии строгого режима...

Однако в 2008 году эти события получили неожиданное продолжение. Стали известны новые подробности уже «раскрытых» убийств. Сотрудники ФСКН обнаружили наркотики у молодой женщины – Яны. Но она согласилась пойти на досудебное соглашение, пообещала рассказать о двух тяжких преступлениях, которые совершил ее муж Алексей Кириченко (фамилия изменена).

Выяснилось, что весной 2001 года в частном доме пригородного к Петропавловску поселка Дальний Алексей с товарищем сначала забили до смерти, а затем разрубили на части своего собутыльника. Ночью к ним на помощь на грузовике ГАЗ-53 приехал Андрей Коширин (фамилия изменена). Приятели вывезли труп в лес, голову выбросили в реку, а остальные части тела обложили автомобильными покрышками, облили бензином и сожгли...

Это было второе преступление, о котором рассказала Яна. Первое, по ее словам, супруг совершил раньше – в павильоне «Мишка». Декабрьским вечером 2000 года, вооружившись обрезом и приняв для храбрости водки, Кириченко и Коширин поехали из поселка в город. Домой они вернулись под утро: пьяные, напуганные и встревоженные. Объяснили Яне, что застрелили охранника магазина и продавщицу, взяли из кассы 3 тысячи рублей и убежали.

Показания Яны проверили на полиграфе. Специалист-полиграфолог, как следует из материалов дела, пришел к следующему выводу: «Женщина располагает информацией о деталях случившегося, помогала мужу отстирывать одежду от крови, ей известно о том, что преступление в павильоне «Мишка» совершили два человека».

Коширина с Кириченко задержали, они написали явку с повинной, подтвердив то, что говорила Яна. После этого прокурор вынес постановление о возбуждении производства по уголовному делу в виду новых обстоятельств.

Валентин и Валентина

Достоверно восстановить события декабрьской ночи, по идее, можно было в течение нескольких недель. Следствие, однако, длилось семь лет. Наверное, оно бы никогда не закончилось, если бы информация о «судебной ошибке» не просочилась в СМИ. Уверен, что только общественный контроль не позволил сдать это дело в утиль. В 2015 году оно поступило-таки в Верховный суд. Заместитель генпрокурора России Сабир Кехлеров попросил инстанцию отменить приговор, вынесенный Князеву и компании. В своем заключении он обосновал это так: «Причастность Кириченко и Коширина к разбойному нападению на торговый павильон «Мишка», убийству охранника и продавщицы подтверждена доказательствами, полученными в ходе расследования новых обстоятельств – их пояснениями об обстоятельствах совершенных преступлений, показаниями свидетелей. Они согласуются с материалами уголовного дела, протоколом осмотра места происшествия от 25.12.2000 года, в котором зафиксированы обстановка в магазине, расположение трупов».

Сабир Кехлеров полагал, что «каких-либо существенных противоречий в первоначальных показаниях Кириченко и Коширина, а также других данных, которые позволили бы подвергать сомнению их достоверность, не имеется».

Верховный суд эти доводы убедили. 2 декабря 2015 года приговор Князеву, Богачеву, Борисову и Мишину был отменен. Дело направили для нового рассмотрения на Камчатку. Многим тогда казалось, что справедливость наконец-то восторжествует – все четверо осужденных будут оправданы и даже получат компенсации от государства за многолетнее незаконное содержание под стражей. Этим прогнозам не суждено было сбыться...

Отмена «устоявшегося» приговора, судя по всему, не обрадовала сотрудников камчатского суда и прокуратуры. Представители этих организаций хорошо умеют выполнять план по посадкам, а освобождать невиновных – не вполне их профиль. Вероятно, поэтому процесс, на котором должны были рассматриваться новые обстоятельства убийств в «Мишке», по сути, превратился в очередное «судилище» над Константином Князевым.

Коширина и Кириченко, основных подозреваемых, пригласили в зал заседаний лишь однажды, да и то на несколько минут. Парни нетвердыми голосами заявили, что никого не убивали – и ушли с миром. Кириченко в колонию (он отбывает наказание за убийство с расчленением, о котором я рассказывал выше), а Коширин – домой. Он официально вообще ни в чем не виновен.

Князев же остался сидеть в клетке. Единственной «уликой», изобличающей подсудимого, которой бесконечно козыряли судья с прокурором, были его признательные показания 15-летней давности. Этой «улики» оказалось достаточно, чтобы гособвинитель Валентина Ближникова посчитала вину Князева доказанной, а судья Валентин Гольцов с ней согласился. Константина осудили во второй раз. Срок ему, правда, скостили. Если по первому приговору он получил 22 года, то сейчас почему-то – 17. Учитывая, что 15 лет Князев уже отсидел, в заключении ему предстоит провести еще 2 сезона...

Мне неоднократно доводилось готовить материалы о деле Константина Князева. То, что оно шито белыми нитками, по моему убеждению, видно и невооруженным глазом. В деле масса странностей и нестыковок. Но я остановлюсь лишь на некоторых из них, не заметить которые – невозможно.

Странность первая: загадка прокуратуры

Во-первых, удивляет позиция гособвинения. С 2008 года в течение семи лет прокуроры вроде бы курировали расследование дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Именно они утверждали, что «причастность Кириченко и Коширина к разбойному нападению подтверждена доказательствами». О том, что Князев и его подельники не виновны, во время частной беседы лично говорил мне прокурор Камчатского края. Однако после того как Верховный суд неожиданно отменил приговор, и прокуроров как будто подменили. Они вдруг стали настаивать на том, что Князева 15 лет назад посадили правильно. Хотя ни одного нового доказательства его вины у них так и не появилось. С чем связана такая непоследовательность прокуратуры – остается загадкой.

Странность вторая: полиграф

На новом судебном процессе выяснился любопытный нюанс, о котором я не знал раньше. В 2000-м году, кроме Князева, Богачева, Борисова и Мишина, в убийстве охранника и продавщицы признались еще несколько человек. С чего бы вдруг такое произошло? Участие в разбойном нападении – не тот «подвиг», которым хочется прихвастнуть. Тем более, когда ты его не совершал. Если же нашлось такое количество желающих взять преступление на себя, вероятно, их об этом как-то по-особенному попросили. Князев рассказывал мне, как это происходило: «Меня так лупили, что я готов был сознаться во всех преступлениях на земле. Оперативники, или, как их называют – «убойщики», на мне просто отрывались. Они Новый год отмечали, пьяные были, веселые. Меня даже в ИВС не хотели принимать, настолько я был изувечен».

Прыть, которую тогда проявили опера, теоретически объяснима. Им нужно было сбросить с плеч «висяк» и отчитаться о раскрытии громкого преступления…

А вот в 2008 году выбивать лживые показания из Коширина и Кириченко никакого резона уже не было. Или все-таки был? Это, в принципе, не так сложно выяснить. Известно, например, что подозреваемые признавались в убийствах и разбое оперуполномоченному Юрию Зонтову. Он сейчас работает одним из руководителей камчатской колонии. Почему бы не провести очную ставку между Зонтовым и Кошириным с Кириченко? Спросить у бывшего оперативника, с чего бы это в разговоре с ним нормальные ребята себя оговорили? Причем, так убедительно и с подробностями. Чтобы развеять сомнения, всех троих, по большому счету, нужно проверить на полиграфе. Эта простая мысль во время процесса так и не пришла в голову ни судье, ни прокурору. Князева, к слову, проверить на «детекторе» невозможно из-за определенных физиологических особенностей его организма. А вот Богачев (подельник Князева) был готов пройти исследование. Он заявлял об этом в суде. Но судья и прокурор пропустили его слова мимо ушей.

Странность третья: свидетель

Картина убийств в изложении судьи Гольцова выглядит так: декабрьской ночью 2000 года в магазин «Мишка» зашли Князев и Богачев. Князев застрелил охранника и продавщицу. Затем в помещение проник третий подельник, а четвертый остался караулить не улице. Бандиты взяли с прилавков водку и закуску, а из кассы около трех тысяч рублей – и скрылись...

На первый взгляд, в этой версии нет ничего странного. Но беда в том, что со словами очевидца происшествия она, мягко говоря, не стыкуется. Александр в 2000 году жил на пятом этаже дома, который находится в 10-15 метрах от «Мишки». В ночь, когда было совершено убийство, он курил, высунувшись из окна. В этот момент в павильоне раздались два хлопка. Секунд через 40 из центрального входа выбежали два (не три и не четыре!) человека. Парни перекинулись несколькими фразами и исчезли в темноте. Александр же, заподозрив неладное, спустился в магазин, обнаружил трупы и вызвал милицию...

То, что свидетель увидел только двух преступников, судья объяснил так. Князев, мол, запустил третьего в боковую дверь (через нее тот якобы и ушел), а она (дверь) из окна свидетеля – не видна. Почему свидетель не обратил внимания на четвертого бандита – вообще непонятно. Тот вероятно, как приведение, растворился в пространстве, вместе с сумками, набитыми украденными продуктами...

Я, в отличие от судьи Гольцова, побывал в квартире у Александра, поэтому могу с уверенностью утверждать, что магазин из ее окна просматривается просто великолепно. Если бы Князев запустил в павильон, размером с большой киоск, кого-то еще, свидетель обязательно бы это заметил – полоска света из приоткрытой двери разрезала бы темноту. Но этого не произошло. То, что свидетель видел только двух бандитов, объясняется просто – их и было двое.

Кстати, если взять за основу откровения Коширина и Кириченко, то не возникнет никаких разночтений с показаниями Александра. Парни прямо сказали, что покинули магазин через основной вход – спустя минуту после убийств. Ровно так и обрисовал происходящее очевидец.

Странность четвертая: обрез

Судья Гольцов выдвинул запутанную версию появления оружия в «банде Князева». По его мнению, «разбойники» украли обрез у знакомого. «Обворованный» знакомый, между тем, еще 15 лет назад факт кражи категорически отрицал. Он сказал, что обрез у него никто не похищал, так как обреза у него никогда не было.

Мало того, что Гольцов этому не поверил, он почему-то отбросил другую, на мой взгляд, куда более убедительную версию. Ее рассказала Яна.

По словам женщины, в 2000 году она тайно взяла у своего отца ружье 12 калибра и отдала мужу – Алексею Кириченко. Тот и соорудил из ружья обрез, с которым впоследствии пошел убивать. Отец Яны подтвердил, что оружие действительно принадлежало ему, но в 2000 году – исчезло. Еще он рассказал, что позднее Яна призналась ему в краже. Но отец не стал никуда об этом заявлять, дабы не подставлять дочь. Выходит, что и здесь пазл сложился в пользу Князева. Однако судья не придал этому значения.

Странность пятая: пропавший вещдок

Накануне процесса вдруг выяснилось, что из камчатской камеры хранения вещественных доказательств таинственным образом исчезло видео с признательными показаниями Коширина. Зато запись, на которой в убийствах признается Князев, сохранилась. На ней запечатлен испуганный, сломленный человек. Прежде, чем сказать что-нибудь, он оглядывается назад. За его спиной стоят оперативники и следователь. Их лица тоже видны. В одном из оперов, как говорили мне адвокаты, можно опознать Дмитрия Остапенко – действующего судью Камчатского краевого суда.

Так что Валентину Гольцову было с кем посоветоваться, прежде чем выносить свой вердикт. В результате, из «домыслов», не подкрепленных уликами, он сумел сплести обвинительный приговор. Позволю себе предположить – почему это произошло. Давайте представим, какие «новые обстоятельства» стали бы известны, если бы Князева оправдали.

Выяснилось бы, что на Камчатке невиновный человек уже 15 лет сидит в колонии строгого режима, что, зная об этом, местные правоохранители в течение 7 лет не могли довести дело до суда, что пока невиновные находились за решеткой, настоящие преступники совершили еще как минимум одно убийство, что один из убийц до сих пор на свободе, что судьи, прокуроры и следователи его прекрасно знают, но не спешат арестовывать, что жителей края порой заставляют признаваться в чудовищных злодеяниях, к которым они не имеют никакого отношения.

В совокупности эти эпизоды весят, наверное, даже тяжелее, чем убийства в «Мишке». Разве могли местные правоохранители в них чистосердечно признаться? Создается впечатление, что Валентин Гольцов просто прикрыл своей репутацией позорные пятна на мантиях и мундирах.

К слову, еще одна странность процесса в том, что приговор был озвучен 1 апреля – в День смеха. То ли Гольцов подстелил себе соломку, – это, мол, я так шучу, то ли он действительно посмеялся над правосудием и здравым смыслом? В любом случае – эта шутка ему не удалась. По большому счету, он вынес приговор не Князеву, а системе, которой служит…

Владимир Хитров

Подписывайтесь на новости Камчатки от Кам 24 в Telegram. Самые важные новости - до трех раз в день на ваш смартфон.

Написал Sam (аноним) | 22 июня 2016 г, 21:20

Мы часто спорим: откуда в 1937-м брались всякие Хваты, измывавшиеся над «врагами народа», получавшие удовольствие от пыток? Оттуда же: от безграничной и бесконтрольной власти над людьми. От сладострастного осознания, что ты можешь сделать с человеком что угодно - кинуть за решетку, раздеть догола, поставить на колени, избить. От уверенности, что тебе ничего за это не будет. От наслаждения этим… Безнаказанность, вседозволенность, упоение властью: вот главные слагаемые «успеха» доблестных милиционеров . Абсолютная власть - это страшно. Власть, не ограниченная никакими законами, - страшна вдвойне… То, что милиционеры - враги простых людей, никто не сомневается; то, что они совершают преступления - тоже известно, но организованной, цельной структуры криминального управления у них пока не замечено. Но она появится - это происходило даже в более благополучных в этом отношении, чем Россия, странах. Сейчас наметились только первые тенденции, но все равно это уже не милиция, не правоохранительные органы, это вооруженные формирования на страже интересов корпоратистов, на страже интересов крупной буржуазии. Всем известно, что милиционеры убивают и пытают невиновных людей. Рано или поздно эти люди - потенциальные жертвы насилия - дойдут до осознания того, что ответные действия против милиционеров поддерживают баланс сил, что в уничтожении сотрудников правоохранительных мафий нет ничего аморального и безнравственного - есть только уголовно наказуемое. Ведь милиционеры убивают, убивают и убивают, и можно предположить, что большинство нераскрытых преступлений совершено именно ими - ничем иным сверхнизкую российскую раскрываемость оправдать нельзя.

Написал Hagalaz | 12 мая 2016 г, 22:48

в этой грёбанной сране суд, где собаки ссут!

Написал Опе (аноним) | 12 мая 2016 г, 09:26

(Опа) ну так,.... чето там ляпнул и сам непонял о чем... какая тётя? в какой прокуратуре?,если есть факты, фамилии, так называй.....

Написал Как всегда во всём (аноним) | 12 мая 2016 г, 00:06

Вина Князева в том, что у него не было и до сих пор (подумать только) нет волосатой лапы, которая бы помогла ему добиться правосудия...

Написал Опа (аноним) | 11 мая 2016 г, 18:11

У настоящего убийци Тётя работник прокуратуры это который признался и чью жену с наркотой взяли,хочу сказать что он гнида редкостной породы !сам работает на рыбном рынке КП вот вам журналисты инфа копайте 100% правда

Все комментарии (18)
Оставить свой комментарий   Некорректный логин или пароль
Аноним Ваше имя: Пароль: Зарегистрироваться Просьба воздерживаться от нецензурной лексики, как открытой, так и завуалированной. Содержащие её сообщения, в соответствии с законодательством РФ, будут удаляться.