Юлия Морозова: «На Камчатке из-за санкций не закрылось ни одно предприятие»: ИА «Кам 24»

Юлия Морозова: «На Камчатке из-за санкций не закрылось ни одно предприятие»

12 декабря 2022, 16:41 3994

Зампред правительства Камчатки рассказала о влиянии санкций на региональную экономику, успехах и неудачах рыбной отрасли, а также о том, что тревожило власти края в уходящем 2022 году.

- Юлия Сергеевна, год тяжёлый – санкции, которые обрушились на нашу страну в начале года, наверняка повлияли и на экономику Камчатки. Как мы пережили этот период, за счёт чего нашей экономической системе удалось выстоять?

- Конечно, санкции повлияли на все регионы, но в разной степени. Есть такие регионы, где экономика весьма существенно пострадала от санкционного давления, поскольку там активно присутствуют иностранные инвесторы или, например, были градообразующие, системообразующие компании, практически полностью представленые иностранными инвесторами. Камчатский край не относится к таким регионам, санкции, конечно, на нашу экономику повлияли, но в очень небольшой степени. Конечно, у нас был тяжелый период, мы все его помним. Это начало 2022 года, весна, были два-три месяца, когда мы особенно сильно тревожились, переживали по разным направлениям, и прежде всего, пострадал потребительский рынок. На мой взгляд, самое сильное влияние санкций как раз и заключалось в существенном росте цен на потребительские товары, который мы наблюдали в марте-апреле. Сначала причиной роста цен стал курс доллара, который вовремя Центральный Банк стабилизировал, затем – увеличение затрат на логистику, поиск замены каких-то товаров и оборудования. И вот это влияние было самым сильным. Оно отразилось  и на реальных доходах, и на уровне жизни населения, и на работе предприятий, которые столкнулись с проблемой нехватки оборотных средств. Следующее влияние, которое испытали на себе наши крупные компании, – это отказ работать с ними иностранных партнеров. Но точно могу сказать, что эта тревожность, которая была у нас до мая, сегодня полностью снята. Сегодня у нас нет таких отраслей, которые бы оказались в критической ситуации из-за того, что им негде купить оборудование или материалы, на которых они работали. На текущий момент либо найдены, в большинстве случаев, новые логистические пути доставки этого оборудования или материалов, либо просто найдены альтернативные поставщики.

Ну и третье, это малый бизнес, который находился в паническом состоянии весной этого года. Здесь большую роль сыграла поддержка: и федеральная, и краевая, последняя – больше, потому что малый бизнес мы поддерживаем всегда, в основном, за счет регионального бюджета. 300 миллионов рублей край выделил сразу на поддержание оборотных средств и на закупку товаров. Это и малые предприятия поддержало, и не дало так сильно вырасти ценам, поспособствовало их сдерживанию. Также мы локально поддержали отдельные виды бизнеса. В общей сложности,  с учетом льготных кредитов, микрозаймов было оказано помощи малому бизнесу более чем на полмиллиарда рублей. В первую очередь, конечно, мы поддержали производство и продажу продовольственных товаров. Но и другие виды бизнеса, которые для нас очень важны, не остались без поддержки: туристическая отрасль, производство потребительских товаров, услуги в сфере образования, культуры и т.д. И здесь, как я думаю, благодаря достаточно слаженным действиям региональных и федеральных властей сегодня я точно могу сказать, что влияние санкций было незначительным, ни одно предприятие не закрылось под влиянием санкций и ни один человек не был уволен из-за закрытия предприятия.

- Как сейчас выглядит отдача в бюджет Камчатки от рыбной отрасли?

- Ну, конечно, это наша главная отрасль. Она в общем и целом обеспечивает почти третью часть всех налоговых поступлений в бюджет. Это примерно 20 миллиардов рублей, если считать еще и отчисления в социальные фонды. Поэтому конечно, это серьезная поддержка регионального бюджета, и конечно, с нашей стороны требует такой же отдачи и такой же всевозможной поддержки нашей главной отрасли.

- А как регион помогает рыбакам открывать новые рынки сбыта и в целом хорошо себя чувствовать, находясь под санкциями?

- Рыбная отрасль – особенная отрасль, в которой, в основном крупные игроки. И поддержка идет, скажем так, по-крупному. Здесь гораздо большее значение имеет не финансовая помощь, а законодательная, создание таких условий, которые как минимум не мешали бы предприятиям осуществлять свою деятельность. В этом году были реализованы важные законодательные инициативы. Считаю пусть пока и промежуточной, но очень важной победой губернатора Камчатского края, политиков, которые поддерживают нас в Федеральном собрании, в Государственной думе, отсрочку принятия законопроекта о втором этапе инвестиционных квот. Мы все знаем, какой это важный закон, как негативно он может повлиять на деятельность наших рыбаков, если его примут в том виде, в каком он сейчас есть. Поэтому, конечно, эта задача для нас сегодня – центральная.

Кроме этого, безусловно, мы оказывали поддержку системообразующим предприятиям, и здесь тоже были большие победы. Сегодня значительная часть крупных игроков в рыбной отрасли – системообразующие, а это значит, они имеют право на очень серьезную, многомиллиардную поддержку со стороны федерального центра. Это – льготные кредиты. И это поддержка по оперативному включению в параллельный импорт тех товаров, которые нужны. Прежде всего, это оборудование для судов рыбопромыслового флота. В сложный весенний период у нас были такие ситуации, когда нужно было оперативно вмешиваться и помогать нашим рыбакам. Один из примеров – когда сразу после начала спецоперации были закрыты границы, и наши суда, которые осуществляют техническое обслуживание, не могли подойти к нашим рыбопромысловым судам, чтобы провести ремонты, потому что границы закрылись, а суда находятся в нейтральной зоне. Оперативно сработали и региональное правительство, и торгово-промышленная палата, и федералы. Буквально за несколько дней вопрос был урегулирован. И эти все действия привели к тому, что сегодня достаточно стабильная ситуация в рыбном хозяйстве, даже несмотря на не самые лучшие уловы. Но точно могу сказать, что экспорт рыбной продукции за прошедшие 10 месяцев даже немного подрос.

- Как вы считаете, все возможности внутреннего рынка сейчас задействованы или нам есть куда расширять горизонты? Что нужно сделать ещё, чтобы российский потребитель был максимально обеспечен камчатской рыбной продукцией?

- Несложно подсчитать, что тот объем, который пошел на внутренний рынок, немного уменьшился. Сегодня в России объем потребления рыбы на душу населения значительно ниже, чем в западных странах и меньше, чем когда-то был у нас в Советском Союзе, когда мы стремились к определенным нормам потребления. Сегодня – это очень важная задача, и я согласна с тем, что нам нужно продвигать эту идею, потому что это здоровье наших граждан и люди должны это понимать. И нам предстоит формировать культуру потребления биологически активных добавок, таких как Омега3, и вообще рыбной продукции. А раз есть потребность, и мы будем ее поддерживать и увеличивать, нужно будет ее чем-то обеспечивать. Сегодня еще одна важная задача, которая стоит перед нашим правительством и рыбаками – это продвижение продукции на внутренний рынок. Здесь у камчатских рыбаков большие перспективы. Сегодня наш рынок в части розницы ограничен. Часто имеют место случаи, когда не только наша готовая продукция вывозится на рынки центральной части России, но и когда закупают у нас сырье, там перерабатывают, изготавливают продукцию, и нигде не написано, что это наша рыба, пишут «Сделано в Подмосковье» и т.д. Нам хотелось бы эту ситуацию переломить. Сегодня есть несколько федеральных торговых сетей, дистрибьютеров, которые проявляют высокую заинтересованность в том, чтобы на системной основе организовать такие закупки и поставки. Мы точно знаем, что почти у каждой крупной федеральной торговой сети имеются перерабатывающие мощности. Есть определенный круг партнеров, с которым мы хотим активное взаимодействие начать уже в следующем году, чтобы здесь осуществлять организованные закупки готовой рыбопродукции и сырья, но обязательно с отметкой, что это сделано из камчатской рыбы.

- Ещё одна проблема камчатских рыбаков – это браконьерство. Мы регулярно видим в сводках истории о задержанных машинах, полных икры. Как сейчас выглядит ситуация с браконьерством, можем ли мы как-то оценить этот рынок?

- Примерные экспертные оценки мы можем дать, когда мы говорим о таком нелегальном вывозе. В первую очередь, имеем в виду то, что мы видим своими глазами, когда приезжаем в наш аэропорт. Конечно, есть нелегальный вывоз рыбы и морепродуктов промышленным транспортом, но это другая история, и следующий год будет посвящен уже этой части борьбы именно с вывозом в промышленном масштабе. То есть уже будет борьба с браконьерством на участке транспортных перевозок. А этот год был посвящен как раз борьбе с браконьерством через закрытие путей вывоза пассажирскими авиаперевозками крупных партий икры и морепродуктов.

Каждый из нас, кто летел самолетом, обязательно видел людей с клетчатыми сумками или безумным количеством коробок, которые они пытаются вручить чуть ли каждому пассажиру, летящему в столицу. В этом году Камчатка, как пилотный регион, реализует законопроект по ограничению на вывоз икры в багаже каждого пассажира.

Объемы можно оценить, и  лучше всего это сделает аэропорт Петропавловска-Камчатского. Раньше поставленный одним из пассажиров антирекорд вывоза икры в авиабагаже составлял две тонны в неделю. Вскоре после того, как мы оповестили общественность о новых правилах, рекорд вырос до трех тонн. То есть браконьеры попытались максимально использовать оставшееся до вступления новых правил в силу время для вывоза своей продукции. Конечно, если это умножить на количество недель в году, то мы понимаем масштабы рынка.

- Куда идет эта икра, вывозимая в багаже авиапассажиров?

- С помощью нелегальных схем икра идет, в основном, в общепит, в рестораны центральной части страны. Прежде всего, в столичные регионы. Также в магазины, которые продают элитную продукцию. Но понятно, что там появляется совсем другая наклейка и не видно, что это камчатский производитель.

- Мы знаем, что красная путина 2022 была сложной. Какие выводы мы сделали по ее итогам?

- Первый вывод, который мы сделали – нам нужно поддержать рыбохозяйственную науку, потому что даже пессимистичные прогнозы существенно не оправдались. И здесь винить никого нельзя. Понятно, что это природа и год от года отличается, это естественные процессы. Нам просто нужно быть к этому готовыми и понимать, что не всегда у нас будут рекордные уловы. Второй вывод заключается в том, что нам нужно более интенсивно переориентировать нашу рыбную отрасль на глубокую переработку, не рассчитывать только на улов и на сырец, к которому мы привыкли и который в принципе дает нам достаточно высокие прибыли, без вложения серьезных затрат в высокотехнологичное производство. В любом случае мы понимаем – будущее за глубокой переработкой. И вот здесь БАДы Тымлатского рыбокомбината – это один из самых ярких примеров. Например, уже сегодня колхоз имени Ленина производит кулинарию достаточно высокого качества. В перспективе производство сурими. Это очень востребовано и дает высокую добавленную стоимость. То есть в этом случае даже при небольших уловах у нас валовой региональный продукт и налоговые поступления будут расти. Вот это важно.

- У нас есть и другие пищевые производства – мы  производим, например,  мясо, яйца,  расскажите, как они пережили этот год?

- По всем позициям, которые вы назвали, мы по итогам 10-ти месяцев отмечаем рост. Я уверена, что и по итогам года будет увеличение объемов производства в пищевой промышленности за исключением рыбной. У нас единственный негативный показатель в экономике – падение промышленного производства. Оно упало по одной причине – не  самая удачная путина, сократились уловы и, соответственно, идет снижение объемов производства товарной пищевой рыбопродукции. Поэтому по «пищёвке» мы проседаем только в пищевой рыбопродукции (консервы, кулинария и т.д.), а по всем остальным позициям в пищевой промышленности мы отмечаем рост. И тут не было бы счастья, да несчастье помогло. Знаете, санкции сыграли на руку нашей пищевой промышленности. У нас, действительно отмечается увеличение и в сельском хозяйстве, и в производстве напитков, кондитерских изделий и молочной продукции – по всем основным позициям. И у нас загорелись такие яркие «звездочки»! Мы на фоне этих санкций увидели, какие они замечательные, наши камчатские производители пищевой продукции. У нас «Аристель» заиграла со своими сырами и молочной продукцией, «Юннет», и теперь все знают, что самые вкусный мармелад производится на Камчатке. У нас действительно большой потенциал в пищевой промышленности, и я в это верю.

Беседовала Александра Галдина

Подписывайтесь на новости Камчатки в Telegram. Самые важные новости - весь день на ваш смартфон.

КОММЕНТАРИИ

908108 | 16 декабря 2022 г, 22:13

Всё равно в будущем из-за санкций загнётся страна.


Внимание! Чтобы комментировать материалы, надо авторизоваться на сайте. Зарегистрироваться